Правовому инспектору труда обкома Профсоюза работников народного образования и науки РФ удалось выиграть в районном суде дело, касающееся досрочной трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью. При этом пришлось столкнуться с некоторыми ухищрениями работника управления Пенсионного фонда при рассмотрении вопроса о назначении данной пенсии. Суть вопроса заключалась в следующем.
Учителю одной из школ Суздальского района было отказано в назначении досрочной пенсии, т.к. из специального стажа был исключен период с 01.01.1991 г. по 25.08.1994 г., когда работа осуществлялась в школе Республики Беларусь. УПФ в своем решении указал, что этот период не может быть включен в специальный стаж, т.к. с заработной платы учителя не уплачивались взносы в Пенсионный фонд РФ, как того требует российское пенсионное законодательство.
Даже несмотря на то, что в настоящее время действует международный договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 24.01.2006 г., предусматривающий взаимные зачеты периодов работы на территориях договорившихся сторон, при назначении пенсии (в том числе досрочной) решить проблему в суде первой инстанции оказалось непростой задачей. Дело в том, что в судебной заседании представитель УПФ представил суду заявление, подписанное истцом (учителем), в котором он просит назначить пенсию согласно законодательству Российской Федерации, и такой выбор является окончательным и пересмотру не подлежит. Учитывая, что в статье 23 вышеуказанного международного договора предусмотрено условие добровольного отказа от его применения, получается, что учитель сам «подписал себе приговор» в вопросе отказа в назначении досрочной трудовой пенсии.
Спасли дело обстоятельства, при которых было написано заявление, и о которых учитель рассказал практически перед вынесением судом решения. Оказалось, что на заявление учителя в УПФ о назначении пенсии было дано еще одно более раннее решение УПФ об отказе, в котором УПФ не исключал время работы в Республике Беларусь из специального стажа. Через неделю после получения первого решения учителю позвонил специалист УПФ и попросил заполнить некоторые недостающие документы. В УПФ учителю было предложено, якобы в его интересах, написать вышеуказанное заявление. На просьбу объяснить последствия написания данного заявления специалист УПФ успокоила: «Это общеустановленный порядок, который должен быть соблюден в Ваших интересах». О том, что есть договор с Республикой Беларусь не было сказано. Учитель, «успокоенный» работником УПФ, отправился домой, считая, что с периодам работы в Белоруссии все в порядке. Еще через неделю приходит новое решение УПФ, под тем же регистрационным номером, в котором период работы в Республике Беларусь уже были исключен из специального стажа.
Хорошо, что педагог сохранил первое решение УПФ и предоставил его в суд как доказательство того, что был введен в заблуждение работником УПФ в вопросе применения действующего пенсионного законодательства. Судье ничего не оставалось делать, как принять решение в пользу истца.
Н. СИНИЦЫН, главный правовой инспектор труда обкома Профсоюза работников народного образования и науки РФ.